Игры – будущее образования?

Или зачем я учу детей читать через кожу

Моя молодость проходила в период расцвета игровых приставок и появления персональных компьютеров. Я застал время, когда люди настолько не доверяли компьютерам, что их приходилось делать белыми под цвет бытовой техники. Время, когда игра Принц Персии продавалась на восьми дискетах и время, когда ее же можно было купить вместе с сотней других игр на одном сиди диске.

Характерной чертой первый игровых приставок было то, что в них невозможно было сохраниться. Мир только-только начал переходить к доступным и портативным способам записи и чтения с магнитных носителей, которые были недостаточно долговечны для внедрения в игровые приставки. Именно поэтому игры нужно было проходить за один присест – геймовер, расплавленный адаптер, или мама, нечаянно задевшая провод приставки, означали безвозвратную потерю всего накопленного в игре за исключением нескольких вещей – знаний, опыта и сноровки.

Игры были моими первыми учителями – они научили меня одной очень важной вещи – поражения неизбежны. Без поражений игру не пройти. Каждое поражение – это шаг к победе. Если бы игру можно было пройти с первого раза, в нее было бы не интересно играть. За долго до школы я научился раз за разом проигрывать «боссам», изучать их слабости и пробовать новые стратегии. Поэтому и в жизни – если я сталкиваюсь с риском, последствия которого несущественны или легко обратимы – я на него иду не задумываясь.

Как правило, игры состоят из стандартных элементов: обучение (туториал), практика (уровни), проверка навыка (босс), продвижение (ачивмент). Если посмотреть на нынешнюю систему образования, мы заметим, что школа построена примерно по такому же принципу, с одним лишь отличием – она скучная. Школа совершенно не задействует химический потенциал мозга, на котором строятся игры - вызов, проигрыш или победа неизбежно влекут вброс гормонов которые мотивируют детей играть еще и еще.

Я глубоко убежден что игра и образование – это, если не синонимы, то по крайней мере прочно связанные вещи, которым в будущем суждено срастись. Давно прошли те времена, когда учитель читал единственную копию рукописи ученикам, чтобы те копировали ее в свои тетради от руки – школа современного времени должна быть геймифицирована, чтобы дети жаждали в нее играть, и если этого не сделает государство, это сделают предприниматели.

Я также убежден что люди могут учиться намного быстрее, чем это происходит сейчас. Взгляните, к примеру, на опыт Алисы Тепляковой, родители которой сетуют на то, что из-за бюрократических задержек, она получила аттестат за 11 класс в возрасте восьми лет – на год позже, чем она сдала все необходимые экзамены. Семилетний брат Алисы уже окончил девятый класс, а ее сестра является самой юной школьницей России. Всего в семье семеро детей и все учатся дома. Родители говорят, что ничего особенного они для таких результатов не делают – дети учатся по пять часов в день, что меньше, чем положено в школьной программе.

Или взгляните на Джексона Освальта, который побил рекорд 14-летнего Тейлора Уилсона, построив термоядерный реактор в 12 лет.

Я живу без родителей с 12 лет. Это был не мой выбор, но так сложилась ситуация. И хоть я не построил термоядерный реактор, внезапно свалившаяся на меня ответственность дала мне фору в 5 – 10 лет перед сверстниками, и уже к 19-ти годам я был финансово независим, а также мог принять решение уехать из страны без нужды просить чьего-либо разрешения или поддержки.

За последние 150 тысяч лет организм человека не сильно изменился в биологическом плане. Если взять ребенка тех времен, кое-где побрить, помыть и отдать его в обычную школу наших дней – он вырастет современным человеком. Так что прогресс человечества — это не биологический процесс, а процесс эволюции системы образования. Моя метазадача – ускорить, сжать и сделать более интересным протекание образовательного этапа жизни ребенка. Для этого я разрабатываю технологию слепых методов скорочтения и быстрой печати, а также гибких фреймворков для игрофикации учебников в виде текстовых квестов.

Совокупность технологий, над которыми я работаю, позволит с раннего детства изучать ключевые навыки в фоновом режиме, а также иметь моментальный доступ к знаниям всего мира без использования экранов и клавиатур. И хотя пока ученые смотрят на мои попытки со скептицизмом или умилением, для меня — это тоже игра, где каждое поражение – это небольшой шаг к неизбежной победе.